Skip to Content


Комментарий Владимира Пугача.
Всё ещё сложнее. С каждым годом нарастает число детей с нарушением внимания. Гиперактивные дети нарушают дисциплину и мешают вести урок. Но дети с нарушением внимания без гиперактивности, просто ложатся на парту и «выключаются» из учебного процесса. В результате — учебный процесс, особенно в начальной школе, полностью дезорганизуется. А теперь соедините организационные проблемы, изложенные в статье, с переменами, происходящими с детьми. И вы получите ощущение реальной катастрофы в образовании. Впрочем, руководители системы образования, которые последний раз стояли у доски с мелом в руке лет 20 назад (или никогда не стояли), даже не догадываются об этом. Жаль. Согласитесь, пора бы прислушаться к мнению практиков!

Школьные педагоги работают за троих

В российских школах не хватает 40% педагогов. Нагрузка учителей в провинции превышает норму в несколько раз. Преподаватели физкультуры берутся за математику, а пения — за историю.

С началом нового учебного года многие регионы страны столкнулись с нехваткой педагогических кадров. Например, в Нижегородской области открытыми остаются 724 вакансии, сообщили «Труду» в министерстве образования и науки региона. Учитывая, что в средней российской школе работает около 40 учителей, то фактически преподавателей не хватает для 18 школ. В Челябинской области — 285 вакансий. Преимущественно недостает преподавателей иностранных языков, физкультуры и ОБЖ. В Республике Татарстан свободны 124 ставки, тут ищут в основном педагогов точных наук — математики, информатики, физики.

При этом перед началом учебного года министр образования Андрей Фурсенко заявил, что российские школы кадрами укомплектованы. Однако, по данным Всероссийского фонда образования, в стране не хватает 40% специалистов. Когда министр образования говорит, что ставки закрыты на 90%, — прокомментировал «Труду» ситуацию президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков, — он забывает о том, что часто педагоги совмещают несколько предметов.

Например, учитель русского языка и литературы преподает параллельно музыку и физкультуру, а математик ведет физику и химию. Таким образом, один учитель перекрывает не одну, а две и более ставок, — продолжает Сергей Комков.

В крупных городах эта проблема не очень остра (например, в Москве устроиться в школу довольно трудно, иногда приходится ждать очереди по нескольку месяцев). А в глубинке положение просто катастрофическое. В Сурской школе Ульяновской области учитель географии Владимир Кочетков проработал около 20 лет, пока опытного специалиста не пригласили на работу в частную фирму. «Когда выбор встал между любимой профессией и благополучием семьи, я выбрал последнее», — рассказывает «Труду» Владимир. Из двух учителей географии в школе остался один — при норме 18 часов в неделю он ведет почти 50. Предмет стали преподавать педагоги по истории и биологии. «Подобный подход давно практикуется не только в Сурской, но и во многих школах района. Но как можно преподавать старшеклассникам экономическую географию, не зная ее? Историк должен учить истории, а биолог — биологии», — резюмировал бывший учитель.

Учат только энтузиасты

С дефицитом учителей столкнулись в школе города Шумерля Чувашской Республики. Здесь открытыми остаются ставки преподавателей иностранного языка. Вторые классы в новом учебном году вовсе остались без запланированного в школьной программе предмета. А старшеклассников учат студенты, которые пришли в школу на практику. Работать в учебном заведении практиканты не планируют, и после вуза намерены пойти переводчиками в частные компании — там больше платят.

Из-за низких зарплат из школ уходят даже учителя со стажем. «Меня держит только энтузиазм и любовь к детям, — поделился учитель физкультуры Александр Астафьев». В школе рабочего поселка Базарный Сызган Ульяновской области Александр имеет даже три ставки, но педагог признался, что это не основной его заработок. В перерывах между преподаванием физкультуры и ОБЖ Александр Астафьев производит «напиток, который пользуется популярностью в поселке» — так скоромно учитель называет самогон. «Школьный заработок смешной. И работают сейчас только учителя, которые считают свою профессию призванием. Но с каждым годом энтузиастов становится все меньше», — говорит он.

Дети не виноваты

Особенно тяжелым оказалось положение учителей в совсем маленьких сельских школах. «С введением подушевой системы финансирования в средних учебных заведениях (когда учителю платят за количество детей, которых он учит. — „Труд“) многие учителя при нормальном графике работы практически остались без средств к существованию», — рассказала завуч школы деревни Маслово Тюменской области Гульфира Алеева.

Классы в деревенских школах очень маленькие, учителя стали искусственно увеличивать себе заработок. Так, в условиях дефицита кадров преподаватель математики Гульфира Алеева стала учить детей музыке и физкультуре. «В школе нет даже тренажерного зала, занимаемся в учебных классах. После математики вместе с детьми переодеваюсь в спортивную форму и бегу на урок, — рассказала „Труду“ Гульфира. — Нет у нас и музыкальных инструментов, но зато я очень люблю петь. Вот так и занимаемся, а что делать — ведь дети не виноваты, что у нас так все сложилось».

«Подобная перенагрузка незамедлительно сказывается на общем состоянии педагогов, а значит и на качестве обучения. Учителя работают на износ, — уверяет Комков. — Давно пора менять систему оплаты труда. Но никаких существенных шагов в этом направлении нет. Зато оперативно была принята подушевая система финансирования, которая только усугубила трудное положение учителей».

Интервью: «В аттестатах ставят прочерки»

О масштабах проблемы кадрового голода в российских школах и ее последствиях рассказал «Труду» председатель Совета директоров школ России Яков Турбовской.

Яков Семенович, в школах не хватает до 40% учителей. Как так получилось?

Проблема возникла не вчера. Это результат отсутствия стратегии в нашем образовании. Во-первых, мы разрушили отношение к учителю как таковому. Мы думали, что у нас всегда будет хватать учителей. И начали повсеместно закрывать педагогические институты. Теперь те, кто идет в пединституты, заранее не хотят становиться учителями. Во-вторых, это экономическое отношение к школе: безобразно низкая зарплата учителя вынуждает его взвалить на себя непосильную ношу. Вы только вдумайтесь: если учитель берет 30-40 часов в неделю, то он каждый день должен давать по шесть уроков. Вы представляете, как он себя чувствует? В-третьих, нет региональной стратегии подготовки кадров: в одних районах и регионах густо, в других пусто.

А введение новой подушевой системы финансирования — это вообще ужас. Если бы у нас школы были в равных условиях... Но у нас есть школы, которыми гордиться можно, а есть школы, где девочки бегают зимой в туалет на улицу. В одних конкурс, а в других — десять учеников.

Насколько серьезны проблемы сельской школы?

Сельская школа просто гибнет. Ряд предметов вообще не преподается, тот же иностранный, делаются прочерки в аттестате. Школы начинают закрываться. А как они могут давать качественное обучение, если у них нет учителей? Вместо того чтобы поддерживать школы, потому что без школы села не бывает, мы их просто закрываем. Или пытаемся решать проблему по американскому шаблону, например вводим школьные автобусы. У нас один автобус собирает детей с 5 утра, а потом первоклассники, кончившие учебу к 11 утра, ждут, когда закончат старшеклассники, и их развозят по домам к 10 вечера. И это называется качественным образованием.

А раньше сельские школы не закрывали разве?

Поползновения закрывать малокомплектные школы были. Как только разрушился Советский Союз, появились удивительные революционеры — Самарская область, которая стремилась улучшать качество образования закрытием сельских школ из-за отсутствия кадров. Нам говорят: смотрите, в школе два человека, надо ли из-за этого держать школу? Да, из-за этого надо держать школу! Когда человек тонет в море один и мы посылаем эскадры кораблей и самолетов искать его, мы же не говорим: ну там же всего один человек! А тут проблема глубже: закроем школу, потом закроем село, и люди разъедутся. А откуда браться любви к малой родине? Откуда браться этому патриотизму?

Кадров перестало хватать только сейчас?

Проблема не была такой остротой, так как раньше после окончания института учитель должен был отработать три года в том месте, откуда он пришел учиться. Сейчас этого нет. Пытаются переложить на экономические рельсы, чтобы выпускник либо отработал, либо вернул деньги за бесплатное образование. Но пока не получается.

Как вернуть учителей в школы?

Мы должны решать это адресно, поднимая запросы каждого региона. И в этой связи хотел бы сделать комплимент Московской области, которая поставила задачу педагогизации всех университетов области.

Выход — создать единую стратегию развития образования, в том числе подготовки кадров. А то у нас говорят, что безопасность государства зависит от силы его армии. Глупости это. Безопасность государства зависит от того, каких людей школы выпустят. Ведь у нас армия будет из наемников, а не из патриотов.

Ширманова Татьяна
Газета «Труд» №179 за 24.09.2008
ЭКСПРЕСС-НОВОСТИ